Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Аривара Нарихира



Верно, кто-то возле водопада

***
Верно, кто-то возле водопада
Обрывает нити ожерелий, -
Сыплется все время белый жемчуг
На края цветные
Рукавов атласных...

Во мраке сердца

***
Во мраке сердца
Блуждаю без надежды...
О, люди добрые, скажите,
Сон иль явь
Любовь моя?
Collapse )

Nocturno


Игорь Северянин

***
Навевали смуть былого окарины
Где-то в тихо вечеревшем далеке, -
И сирены, водяные балерины,
Заводили хороводы на реке.

Collapse )

" Я пойду монастырской дорогой..."

Джузеппина Пало (1965)

* * *
Я пойду монастырской дорогой,
где будут проступать тихие красные свечи
бездонного долгого озера.
Горы подсказывают мне страстный поцелуй,
но листья хором:
«Подожди еще, подожди,
последние бледные точки неба
должны достичь иероглифа,
оставленного в темной тетради ночи…»
Между тем среди немых очертаний цветных рыб
бежал мой арлекин.


Из поэтического сборника "Il dono selvaggio" (Дикий дар, 1989).

"Я шёл сквозь ночь..."

Максимилиан Волошин

***
Я шёл сквозь ночь. И бледной смерти пламя
Лизнуло мне лицо и скрылось без следа…
Лишь вечность зыблется ритмичными волнами.
И с грустью, как во сне, я помню иногда
Угасший метеор в пустынях мирозданья,
Седой кристалл в сверкающей пыли,
Где Ангел, проклятый проклятием всезнанья,
Живёт меж складками морщинистой земли.

(no subject)

Анна Лацис. Красная гвоздика ( статья в АРТГИДе )

Мемуары режиссера Анны Лацис, Аси — девушки, ради которой немецкий философ Вальтер Беньямин провел два зимних месяца в конце 1926-го — начале 1927 года в Москве, впервые вышли в 1984 году.  «Артгид» опубликовал несколько страниц мемуаров Лацис, посвященных ее знакомству с Беньямином летом 1924 года.


Адольфо Гиард. Крестьянская девочка с гвоздикой. 1903. Холст, масло. Музей изобразительных искусств Бильбао. Источник: wikipedia
Collapse )

(no subject)

Георгий Адамович

Холодно. Низкие кручи
Полуокутал туман.
Тянутся белые тучи
Из-за безмолвных полян.
Тихо. Пустая телега
Изредка продребезжит.
Полное близкого света,
Небо недвижно висит.
Господи, и умирая,
Через полвека едва ль
Этого мёртвого края,
Этого мёрзлого рая
Я позабуду печаль.

(no subject)

Анна Ахматова — Перед весной бывают дни такие

***

Перед весной бывают дни такие:
Под плотным снегом отдыхает луг,
Шумят деревья весело-сухие,
И теплый ветер нежен и упруг.
И лёгкости своей дивится тело,
И дома своего не узнаешь,
И песню ту, что прежде надоела,
Как новую, с волнением поешь.

Отрывок

из  "Массовая беллетристика: общий взгляд и пути зарождения во французской литературе (статья Вл. А. Лукова, Т. Ф. Кузнецовой, М. В. Лукова)

Постмодернистский взгляд на литературу очень точно выражается в теории интертекстуальности и в работе Р. Барта «Смерть автора» (1968). В этой статье он утверждал, что эпоха авторской литературы прошла, Малларме, Пруст, сюрреалисты изменили лицо литературы: «Удаление Автора (…) — это не просто исторический факт или эффект письма: им до основания преображается весь современный текст, или, что то же самое, ныне текст создается и читается таким образом, что автор на всех уровнях его устраняется». Отныне «текст сложен из множества разных видов письма, происходящих из различных культур и вступающих друг с другом в отношения диалога, пародии, спора, однако вся эта множественность фокусируется в определенной точке, которой является не автор, а читатель. Читатель — это то пространство, где запечатлеваются все до единой цитаты, из которых слагается письмо; текст обретает единство не в происхождении своем, а в предназначении, только предназначение это не личный адрес; читатель — это человек без истории, без биографии, без психологии, он всего лишь некто, сводящий воедино все штрихи, что образуют письменный текст». Статья завершается фразой: «Теперь мы знаем: чтобы обеспечить письму будущность, нужно опрокинуть миф о нем — рождение читателя приходится оплачивать смертью Автора» (19v-euro-lit.niv.ru)

Александр Кушнер

КРУЖЕВО

***

Суконное с витрины покрывало
Откинули — и кружево предстало
Узорное, в воздушных пузырьках.
Подобье то ли пены, то ли снега.
И к воздуху семнадцатого века
Припали мы на согнутых руках.
Collapse )